Архив номеров:

регистрация

рубрики

голосование

Голосование

Оценка нового дизайна


Вопрос-ответ

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить

    Дагестан в 2019 году. В чем риски для развития?

    2019-01-11
    Один из популярных поздравительных тостов на Новый год по смыслу гласит: «Пусть всё плохое останется в прошлом году, а всё хорошее — продолжится или случится в новом!» Это психологически понятное пожелание учитывают дагестанские государственные СМИ, которые потчевали нас последние месяцы позитивными итогами 2018 года и тем, что хорошего ждёт нас в 2019 году.

    Однако ряд других событий прошлого года не забылись и вызвали у многих дагестанцев опасения, что они продолжатся в наступившем новом году. И эти опасения они выразили в комментариях и статьях на страницах СМИ и социальных сетях интернета. Обобщая их, можно предположить следующие риски для социально-экономического развития Дагестана в уже наступившем году. Уменьшение ВРП при увеличении бюджета Как ни кажется странным, но, судя по публичному информационному пространству, в 2018 году финансово-экономические проблемы мало волновали дагестанцев.

    Тогда как, по сообщению Дагстата (хотя среднедушевые денежные доходы за январь-октябрь 2018 года, по оценке, и составили 25 тысяч 372 рубля) реальные располагаемые денежные доходы (доходы за вычетом обязательных платежей, скорректированные на индекс потребительских цен), по предварительным данным, снизились на 4,8% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Даже с учетом единовременной денежной выплаты пенсионерам в размере 5 тысяч рублей.

    Вероятно, это связано, в том числе, с тем, что часть долгов в бюджете 2017 года были закрыты с помощью федеральных денег, а на 2018 год (тоже за счёт денег из Москвы и корректировки бюджета) удалось даже поднять зарплаты и реализовать государственные программы по поддержке экономики и социальной сферы. Также большое число занятых в теневой экономике смягчало напряжение на рынке труда. Несмотря на то, что масштабы и низкий уровень рентабельности в ней оказался не соответствующим иллюзиям руководства об огромных финансовых потоках и о большом налоговом потенциале этого сектора. Незначительные протесты в СМИ и социальных сетях вызвали разве что сезонное повышение цен на авиабилеты, необоснованно завышенные цены на сжиженный газ для автомобилей и повышение пенсионного возраста.

    В то же время рост дебиторской задолженности (дебиторская задолженность — сумма долгов, причитающихся предприятию, от юридических или физических лиц) до 30,4 млрд рублей, значительная часть которой связана с выполненными услугами и поставками товаров по государственным заказам, не вызвал протестов со стороны предпринимателей. Это обусловлено нежеланием ссориться с властями и надеждами на оплату в дальнейшем. Никак не выразились в публичном пространстве и последствия падения в 2018 году по отношению к 2017-му темпов роста объёмов производства в промышленности и сельском хозяйстве, снижение объёмов в строительстве и торговле. В итоге реакция дагестанцев на экономические процессы в целом была похожа на умеренную реакцию большинства россиян.

    Учитывая же, что на 2019 год республиканский бюджет запланирован в пределах 121 млрд рублей, из которых более 90 млрд поступят из федерального бюджета, а также устойчивую работу бюджетной и банковской систем, можно быть уверенным, что финансово-экономическая ситуация в Дагестане будет относительно стабильной. Это позволит обеспечить рост зарплат работникам бюджетной сферы и увеличение пенсий и пособий. При этом по некоторым отраслям может быть сохранён рост показателей, например, в отраслях промышленности и сельского хозяйства, где запланированы инвестиции, тогда как по ряду направлений, например, в строительстве и торговле, вероятно снижение объёмов.

    Это может повлиять на ситуацию с занятостью и зарплатами в отдельных отраслях, но маловероятно, что это выльется в социальные протесты. Дело в том, что некоторое оживление могут дать строительство жилья, инженерной инфраструктуры и других объектов около Каспийска, где будет создаваться военно-морской порт и размещаться военные подразделения, а также работы в рамках программы социально-экономического и культурного развития Дербента. В целях получения общей картины вспомним, что, согласно официальным прогнозам Минэкономразвития России, рост валового внутреннего продукта (ВВП) РФ в 2019 году прогнозируется в пределах лишь 1,5%, что многие эксперты считают фактически застоем. В законе РД «О республиканском бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов «валовой региональный продукт (ВРП) на 2018 год планировался в объёме 724,2 млрд рублей и на 2019-й — 790,2 млрд. Однако в законе «О республиканском бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годы», ВРП на 2019 год он запланирован уже в объёме лишь 710,2 млрд, а на 2020 год — в сумме лишь 760,5 млрд. То есть явная корректировка прогноза в сторону уменьшения. Между тем прогнозные показатели ВРП, фиксируемые в в законах о бюджете, разнятся с данными Дагстата, которые появляются лишь через полтора года после всех подсчётов. Так, по итогам 2016 года ВРП РД составил 597 млрд рублей и в 2017 году он вырос, если судить по Отчету о результатах деятельности Правительства Республики Дагестан за тот год, значительно больше, чем во многих других регионах. Дагестан за рост показателей социально-экономического развития в 2017 году недавно даже получил премию от Правительства России в сумме 625 млн рублей.

    Но подсчёты темпов роста ВРП, если исходить из индекса выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности за 2017 в 105,9%, являющимся близким к нему показателем, показывают, что ориентировочно ВРП за 2017 год должен составить примерно 635 млрд рублей. Это сумма значительно отличается от вышеприведённых прогнозов. Поэтому либо рост ВРП должен быть весьма существенным (более 10%), что сомнительно, либо прогноз завышен. Поэтому более реалистичным представляются статистические данные по итогам социально-экономического развития республики за 11 месяцев 2018 года, о которых РИА «Дербент» уже сообщал. Они отражают либо весьма умеренный рост, либо снижение показателей в ряде отраслей. В результате суммирования, согласно подсчётам Дагстата, индекс выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности за январь-ноябрь 2018 года уменьшился по сравнению с соответствующим периодом 2017 года и составил 96% (тогда как за январь-ноябрь 2017 г. по отношению к аналогичному периоду 2016 года – 103,9%).

    Правда, по традиции в конце года показатели несколько улучшаются, но тенденция очевидна и вряд ли сильно изменится. Поэтому в масштабах всей экономики региона говорить не то что о прорыве, но даже о 3-4% росте ВРП не приходится, поскольку для этого нужны инвестиции в реальный сектор экономики от 50 млрд и выше ежегодно, а не в пределах 10-20 млрд. Не должны смущать выдаваемые Дагстатом цифры о более чем 200 млрд ежегодных инвестиций в основной капитал, которые включают в себя весьма разношёрстные показатели типа покупки гражданами акций, жилья и вложения малого бизнеса в сферу торговли и услуг.

    Даже то, что удалось включить в федеральные государственные программы на 2019 год строительство ряда школ, детсадов, автодорог и мостов, объектов ЖКХ примерно на 20 млрд рублей, означает инвестиции в социальную инфраструктуру, которые однако не рассчитаны на быструю отдачу. При этом надо исходить из того, что относительно благоприятный прогноз ситуации в экономике Дагестана верен лишь при условии, что не сбудутся какие-нибудь катастрофические сценарии в развитии экономики страны в целом, которые не исключают некоторые эксперты федерального уровня.

    В ЖКХ больше и денег и ЧП В 2018 году произошло несколько массовых отравлений, в первую очередь, из-за изношенности водопроводных и канализационных сетей, а также периодически возникавших мусорных свалок. Традиционно продолжались частые отключения электроэнергии по причине то ветров, то дождей, а также участились случаи взрывов из-за утечек газа. Эти чрезвычайные происшествия (ЧП) вызывали определённый общественный резонанс и реакцию властей, направленную на нормализацию ситуации и минимизацию их последствий. Но, к примеру, даже масштабные учения сотрудников Россетей, выполнивших работы летом прошлого года на 1,5 млрд рублей в 6 муниципалитетах Дагестана, не смогли переломить ситуацию с ветхими столбами и обветшалыми линиями электропередач. Судя по «праздничным» сообщениям федерального интернет-ресурса Activatica, в ряде регионов России, вследствие «мусорной реформы», реализуемой с 1 января нового года в интересах некоторых олигархов при нехватке техники и нерешённости вопросов с переработкой мусора и полигонами, сложилась острая ситуация, уже вызвавшая протесты не только населения, но и некоторых региональных руководителей. В Дагестане, видимо тоже возникли проблемы с так называемыми региональными операторами, что дело дошло до личного участия республиканского министра в уборке мусора. Между тем в процессе принятия республиканского бюджета на 2019 год было учтено замечание автора, высказанное в ноябре 2018 года на пресс-конференции главы республики Владимира Васильева и первого заместителя Председателя Правительства РД Гаджимагомеда Гусейнова, о необходимости выделения дополнительных средств на сферу ЖКХ региона.

    Теперь, согласно закону о республиканском бюджете на 2019 год, на сферу ЖКХ планируется выделить 4 млрд 577 млн рублей. Эта сумма тоже недостаточна, однако дело усугубляется ещё тем, что более 1 млрд из них идёт на благоустройство по государственной программе «Формирование современной городской среды в Республике Дагестан», около 400 млн рублей — на строительство объектов ЖКХ по программе переселения лакского населения, ещё сотни миллионов проходят по другим программам жилищного строительства, водо- и газоснабжения, а на мероприятие «Строительство и реконструкция объектов коммунальной инфраструктуры» — около 1,8 млрд рублей. То есть речь в основном идёт о строительстве новых объектов коммунальной инфраструктуры, а на ремонт или замену ветхих сетей затраты планируются в минимальных объёмах.

    Выделяемых же на это средств явно недостаточно для улучшения ситуации из-за долгих лет остаточного финансирования отрасли и изношенности на 70-90% коммунальных сетей. Запланированное в 2019 году строительство новых водоводов, водопроводов и канализационных сетей и сооружений, а также программы ремонта и реконструкции старых и строительства новых электро- и газовых сетей, несколько улучшат ситуацию в ряде городов и районов, но большая часть сетей и сооружений остаётся в зоне высоких рисков из-за аварий, обрывов, протечек, нехватки техники и материалов для ремонтных работ. Поэтому в наступившем году можно ожидать учащения случаев всевозможных ЧП, вызванных обозначенными причинами. Пока давление «сверху» (с федерального и регионального уровней) на муниципальных чиновников и руководителей предприятий в этих сферах приводило к тому, что они как могли временно «латали дыры» и, тем самым, смягчали недовольство населения. Однако лимит возможностей и резервов в ЖКХ подошёл к концу и это может вызвать более серьёзные социальные протесты по стране, и, в том числе, в Дагестане. Эдуард Уразаев

    РИА «Дербент» © Источник: https://riaderbent.ru/dagestan-v-2019-godu-v-chem-riski-dlya-razvitiya.html

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить