Архив номеров:

регистрация

рубрики

голосование

Голосование

Оценка нового дизайна


Вопрос-ответ

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить

    Турки и тюркская история: ставка на концепцию «мы – один народ»

    2019-12-03
    Работа Анкары с исторической памятью тюркских народов России идет разными способами и на разных уровнях.

    Тема исторической памяти служит плацдармом для продвижения  геополитических интересов и пантюркистских замыслов Анкары. Массированным и целенаправленным спекуляциям, часто на грани, а иногда и за гранью прямой фальсификации, подвергается история тюркских народов России.

    В случае с татарами тон кампании по их позиционированию в качестве многовековых братьев турецкого народа задает сам президент Р.Т.Эрдоган.  Так, в 2011 году, находясь с визитом в Казани (тогда в статусе премьера), он заявил: «Я нахожусь среди братского народа. Долгая разлука подошла к концу, ведь татары и турки это родственные народы и у нас общее сердце. Мы живем в унисон друг с другом». Для пущей убедительности гость прочитал на татарском языке стихотворение «Туган тел» знаменитого татарского поэта Габудуллы Тукая. А в октябре на мероприятии, которое состоялось в казанском консульстве Турции и было посвящено 93-летию провозглашения Турецкой Республики, депутат национального собрания Турции, доктор Экмеледдин Ихсаноглу (бывший генсек Организации исламского сотрудничества) пошел еще дальше – он заявил: «Об отношениях между Турцией и Татарстаном даже говорить неуместно — мы представители одного народа, одной нации».

    Примером историко-идеологической деятельности Турции в Татарстане может служить Фонд исследований тюркского мира «Туран». Его многолетний руководитель профессор Туран Язган (ныне покойный) на церемонии открытия турецко-татарского лицея в Набережных Челнах в 1996 году заявил: «Нашей целью является единство всех тюркских народов, создание независимых тюркских государств». Как рассказывают родители учеников, в этом и других турецко-татарских образовательных учреждениях шла обработка подрастающего поколения идеями типа «Татарстан – исторически младший брат великой Турции». Сам Т.Язган был ярым сторонником перехода всех тюркских народов, имеющих кириллический алфавит (и татарского в первых рядах), на латиницу, как это некогда произошло в самой Турции.

    В соседней Башкирии ярким свидетельством наступления пантюркистской «мягкой силы» и связанных с нею исторических концепций стало переименование уфимской улицы Фрунзе в улицу Заки Валиди. Напомним в двух словах, кто такой был Валиди (урожденный Валидов). Это убежденный башкирский национал-сепаратист, в годы Гражданской войны сначала примкнувший к антибольшевистским силам, а затем перешедший на сторону большевиков, чтобы создать «Великую Башкирию» под красным флагом.  Когда затея начала терпеть крах – поднял восстание, после его поражения бежал в Среднюю Азию и сражался на стороне басмачей. В дальнейшем переехал в Турцию, где преподавал в местных университетах, яростно пропагандировал пантюркистские идеи, сотрудничал с польской разведкой, а в годы Второй мировой – и с немецким абвером, помогая в создании коллаборационистских мусульманских формирований немецкой армии. После войны он отошел от политики и достиг немалых успехов как ученый-тюрколог. Формально и присвоение его имени улице в Уфе можно обосновать тюркологическими достижениями, однако как минимум спорно, что они перевешивают сепаратизм, агрессивный пантюркизм и коллаборационизм. Символично и то, что улица названа не урожденной фамилией данного персонажа, а измененной на современный турецкий лад – Валиди.

    В Кабардино-Балкарии игры с тюркским оттенком вокруг исторической памяти и вовсе приводят к межнациональным столкновениям. Речь о Канжальской битве 1708 года, в ходе которой черкесами была одержана победа над крымско-турецким войском хана Каплан-Гирея. Балкарцы, как тюркский народ, считают себя в какой-то степени наследниками проигравшей в той битве стороны, поэтому памятные акции воспринимают весьма болезненно. На самом деле, современные кабардинцы, а балкарцы особенно, имеют к событиям начала XVIII века довольно отдаленное отношение, уж не говоря о том, что тогдашние битвы имели в первую очередь характер столкновения не племен, а разноплеменных армий, служащих феодальным правителям. Тем не менее, между кабардинцами и балкарцами прошлой осенью во время 310-летнего юбилея битвы вспыхнул ряд стычек.

    Откровенно антироссийский характер пантюркистская деятельность на историческом фронте приобретает в Чувашии. Бывший республиканский министр безопасности Вячеслав Тихонов, отдавший немало сил борьбе с сепаратистскими тенденциями, в одном из интервью цитировал журнал «Тарих» (История), издаваемый уже упомянутым Фондом исследований тюркского мира: «Чуваши зависимы от русских. Под давлением русских чуваши участвовали в русско-немецкой войне 1941-45 годов, на которой пролили много крови».

    Откровенно русофобских и пантюркистских взглядов на прошлое и настоящее Чувашии придерживается руководителя Чувашского центра культуры тюркского мира, писатель Илле (Илья) Иванов, несколько лет назад ставший фигурантом уголовного дела о возбуждении межнациональной розни. Данный деятель, называющий возвращение Крыма «широкомасштабной агрессией» и жалеющий, что после распада СССР не произошло «Нюрнбергского трибунала над тоталитаризмом», весьма кокетливо отзывается о своих пантюркистских воззрениях: «Пропаганда идей так называемого пантюркизма не может служить основанием для уголовного преследования. Идея пантюркизма вообще в мире в какую-то реальную единую доктрину не сформировалась, она только в последнее время разрабатывается разными цивилизованными общественными организациями, по-разному. У чувашей, она, например, ассоциируется с цивилизованным взаимовыгодным сотрудничеством с родственными чувашам тюркоязычными народами». Интересно, что в 2014 году, будучи на Празднике книги в Турции, Иванов удостоился аудиенции у Эрдогана.

    Не обошли стороной пантюркистские исторические веяния и Туву. Там в Национальном театре в 2009 году был поставлен спектакль «Культегин», чей сюжет основан на текстах известного памятника орхоно-енисейской письменности VI-VII веков – высеченной на каменной стеле истории жизни «героя всех тюрков» принца Восточно-Тюркского каганата Культегина. Спектакль живо заинтересовал Международную организацию тюркской культуры (ТЮРКСОЙ). Еще до его премьеры организация пыталась договориться с театром о масштабном гастрольном туре по тюркским регионам России, зарубежным тюркским странам и, конечно, о гастролях в Турции. После премьеры с этой же целью в Туву направился сам генсек ТЮРКСОЙ Дюсейн Касеинов. В итоге в Турции спектакль был представлен в 2010 г., а через год он участвовал международном фестивале тюркоязычных театров в Казани.

    Таким образом, мы видим, что пантюркистское наступление на историю народов России идет по всем направлениям, от Кавказа до Тувы, и всеми способами, от фраз «мы один народ» из уст политиков до поддержки пантюркистов в литературе и театральном искусстве. Задача российского государства и общества – крайне бдительно реагировать на такого рода процессы, которые угрожают территориальной целостности, а также межнациональному миру и общественному спокойствию в регионах России.

    Станислав Смагин, обозреватель

     

     

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить